Подписка
МЕНЮ
Подписка

Ближайшие онлайн-мероприятия компании "Гротек" 23 июля. BPM/ECM-платформы для автоматизации бизнес-процессов 24 июля. Отечественные ИT-платформы и ПО для объектов КИИ 25 июля. Пожарная безопасность и минимизация ущерба от возгораний зданий 31 июля. Чат-боты и голосовые ассистенты для бизнеса   Регистрируйтесь и участвуйте!

Антидрон-системы против беспилотных воздушных судов

Александр Путятин, Евгений Золотарев, Алексей Лагойко, Игорь Лим, 30/05/24

Мировой рынок беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) неуклонно растет. По данным аналитиков Expert Market Research, в 2023 г. он составил около 37,5 млрд долларов. Ожидается, что этот рынок будет увеличиваться в среднем на 16,5% в год и достигнет 148,2 млрд долларов в 2032 г. Далеко не все БПЛА преследуют мирные цели. К примеру, более полусотни налетов зафиксировано за последние два года на российские нефтеперерабатывающие заводы. Вопрос защиты инфраструктурных объектов от дронов стоит очень остро. Эксперты компаний "Диагностика-М", "Делетрон", "КомплИТех" и Cloud Networks рассказали, почему нынешних мер защиты от дронов недостаточно, какие из БПЛА наиболее опасны для объектов инфраструктуры, что влияет на эффективность их обнаружения и подавления и т.д.

эксперты (1)-1

эксперты (2)-3

Налеты беспилотных воздушных судов (БВС) стали бичом для объектов критической инфраструктуры. Почему нынешних мер защиты оказывается недостаточно? Что необходимо предпринять?

Александр Путятин, Диагностика-М

Атаки на объекты критической инфраструктуры в настоящее время совершаются с использованием беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), напоминающих по своему функционалу крылатые ракеты. Для борьбы с этими дронами требуются системы обнаружения и точного позиционирования, основанные на детекции движения, оптического подтверждения и сопровождения, а также системы противодействия, нейтрализующие угрозы физически.

На сегодняшний день существуют две основные группы средств обнаружения БПЛА – радиолокационные и радиочастотные. Первые видят все, что движется в воздухе, однако не способны идентифицировать обнаруженные угрозы.
Вторые детектируют БПЛА, засекая появление активностей на стандартных частотах, по которым передаются сигналы управления дронами. Однако в случае выхода таких сигналов за границы определенных частот подобный метод окажется "слепым".

Что же касается систем подавления, то современные технические средства радиоэлектронной борьбы (РЭБ) могут в некоторых случаях снижать точность и эффективность атак с применением беспилотных летательных аппаратов, но не исключают при этом нанесения физического ущерба объектам защиты.

Евгений Золотарев, Делетрон

Да, действительно, появился новый тип угроз со своей моделью нарушителя, и, как видим, этой угрозе еще пару лет назад уделяли внимание только насмешками. Сегодня это признанная угроза безопасности, исходящая из верхней полусферы периметра безопасности объекта, уж если не новый тренд, то явная причина поднять голову вверх и задуматься: что делать? Именно такие угрозы создаются в буквальном смысле устройствами из разряда детских игрушек, при малозатратных инвестициях эти устройства превращаются в грозное оружие. Оружие малозаметное и, главное, существенно доступное и дешевое.

Можно долго рассуждать, кто виноват и что делать. Думаю, однозначного ответа на это нет пока ни у кого. Считаю, что пора объединять возможности и усилия государства по защите на уровне военно-промышленного комплекса (ВПК) и решений от бизнес-структур, реализующих частные средства защиты.

Алексей Лагойко, КомплИТех

В начале дисклеймер: мои комментарии направлены исключительно на обсуждение гражданских дронов (квадрокоптеров) и не относятся к беспилотным воздушным судам типа "крыло".

Нынешние меры защиты оказались недостаточными лишь по одной причине: их просто не существовало. Массовая потребность в средствах обнаружения и подавления дронов отсутствовала. Радиолокационные системы (РЛС) выпускались и раньше, но они были двухмерные и предназначались для борьбы с наземными целями и закрытия периметра. Компании, которые занимались такими радарами, теперь адаптируют свои системы под трехмерное пространство. Имелись и радиочастотные пеленгаторы. Но использовались они для радиоразведки, обнаружения нарушений радиочастотных стандартов или защиты от радиопомех, локализации радиосигналов при поисково-спасательных операциях и в научно-исследовательских целях, а не для выявления операторов дронов. В настоящее время на базе технологий радиочастотного сканирования развивается целый пласт систем, направленных на борьбу с БВС.

Таким образом, до сих пор производители и потребители технических средств безопасности не рассматривали верхнюю полусферу как потенциальную угрозу. Одни только занялись созданием систем, отвечающих современным вызовам, другие в отсутствие прошлого опыта внедрений ступили на путь проб и ошибок, на практике выявляя эффективные методы и технические средства.

Что до систем подавления, то они вообще относятся к классу спецсредств и по сей день их использование в гражданской сфере требует законодательного регулирования.

Игорь Лим, Cloud Networks

Технологии не стоят на месте и постоянно развиваются. БВС не исключение: суда постоянно модернизируются, улучшаются их технические характеристики, снижается масса, увеличивается грузоподъемность, маневренность. например, развитие FPV-дронов (First Person View – квадрокоптеры, или мультироторные беспилотные летательные аппараты, оснащенные камерой и передающие видео в реальном времени на устройство пилота. – Прим. ред.) связано с их активной поддержкой со стороны множества организаций-производителей, а также за счет тех же соревнований – битв дронов. Если говорить о дронах самолетного типа, они развиваются за счет большого спроса на них: модернизируется техническое обеспечение, мощность передачи данных, конструкция.

Все эти аспекты приводят к тому, что тех мер, которые сейчас используются для защиты, становится недостаточно. любая система противодействия отталкивается от технологий. Если говорить простыми словами, то сначала технология делает "шаг вперед", только после этого за ней делает шаг технология противодействия. К сожалению, сложно предугадать вектор развития БВС и на много лет вперед предусмотреть средства защиты.

Что можно предпринять в таком случае? В первую очередь это грамотное построение модели угроз. угрозы нападения БВС строятся на базе информации из открытых источников: учитываются рельеф, строения, конфигурации объекта критической инфраструктуры. Грамотная система защиты строится на базе максимально правильно разработанной модели угроз – только так возможно защитить объект вплоть до атаки FPV-дронов.

Обзор технических средств обнаружения и подавления дронов

Какие виды БВС наиболее опасны для объектов инфраструктуры?

Александр Путятин, Диагностика-М

Для объектов критической инфраструктуры наиболее опасны БПЛА, которые несут значительный объем взрывчатых веществ. Соответственно, чем больше БПЛА, тем он опаснее с точки зрения наносимого ущерба. Но дроны используют также и для разведки. И в этом случае как раз наоборот: чем БПЛА меньше, тем он опаснее, так как его труднее обнаружить.

Евгений Золотарев, Делетрон

Согласно модели угроз все беспилотные воздушные суда опасны. Так как нет законодательных принципов различия между полезным/разрешенным и опасным/террористическим, нет систем "свой-чужой", как в авиации, нет обязательных норм IKAO, нет национальной платформы контроля полетов малоразмерных БВС на сверхмалых высотах. И в этом случае надо относиться ко всем летящим над защищаемым объектом БВС как к угрозе.

Алексей Лагойко, КомплИТех

Первая группа угроз по степени опасности – это дроны, летящие в автономном режиме без связи с оператором на земле. Такие БВС используют видеоаналитику или инерциальные системы навигации для коррекции маршрута, не передавая сигналы телеметрии на землю, не принимая сигналы управления и оставаясь недоступными для внешнего воздействия.

Обнаружить их можно, однако не всегда сразу и не всеми средствами. РЛС справляются с этой задачей, радиочастотные пеленгаторы бессильны из-за отсутствия каналов передачи данных. Противодействовать автономным беспилотным аппаратам с помощью стандартных гражданских систем подавления невозможно.

На рынке появляются дроны-перехватчики, идущие на таран, накидывающие сеть или применяющие иные методы нейтрализации. Однако для эффективного использования дронов-перехватчиков необходимо обеспечить им постоянное получение точной трехмерной координаты цели. Учитывая высокую скорость и маневренность современных дронов (летают скоростью 140 км/ч и разгоняются до 100 км/ч за две секунды), на принятие решения и перехват остаются считанные минуты. Возникает вопрос: кто должен запускать процесс реагирования? Человек? Либо дроны-перехватчики должны взлетать в автоматизированном режиме?

Вторая группа угроз по степени опасности – это дроны, использующие принцип псевдослучайной перестройки рабочей частоты (ППРЧ), который позволяет им перенастраиваться для работы на нестандартных каналах управления. Чтобы противодействовать дронам с ППРЧ, необходимо учитывать широкий диапазон частот от 100 Мгц до 6 ггц при разработке систем подавления для гражданских объектов.

Третья группа угроз по степени опасности – это дроны с усилителями сигнала, известными как бустеры. Некоторые системы подавления не имеют достаточной мощности для создания помехи в канале управления, который был усилен бустером. Надо понимать, что диапазон мощности гражданских систем подавления в целом ограничен, чтобы избежать попадания в категорию двойного назначения.

Игорь Лим, Cloud Networks

Однозначно БПЛА самолетного типа. Такие беспилотные воздушные суда имеют определенную динамику, инерцию и могут развивать большую скорость (около 100–120 км/ч).

Гражданские системы с трудом распознают дроны самолетного типа ввиду низкой частоты опроса оборудования. Повышение частоты опроса оборудования автоматически увеличивает его стоимость. Правильное построение оборудования отталкивается от определенной элементной базы, которая имеет свои четкие ограничения по работе.

Речь идет о тех же открытых источниках, которые позволяют построить маршруты атаки. Реальность такова, что практически всегда можно найти брешь в обороне и подобраться к инфраструктуре. и единственное решение – все то же грамотное построение модели угроз.

Сложность FPV-дронов заключается в их кастомности: мощные приемопередатчики, которые зачастую резервируются, вплоть до тройного резервирования, и могут работать на разных частотах. Давить их достаточно сложно. Вторая проблема, связанная с данными дронами, – их маневренность и скорость. Даже если мы давим такой БПЛА, то вниз он летит по непредсказуемой траектории.

Дроны самолетного типа после подавления будут планировать прямо: если предварительно глиссада была выбрана грамотно, то он достигнет цели. А FPV-дрон, в зависимости от конфигурации, либо сядет, либо полетит "домой", либо "камнем" полетит вниз.

Назовите общие принципы защиты верхней полусферы от БВС. Что бы вы назвали главным правилом?

Александр Путятин, Диагностика-М

При проектировании системы защиты верхней полусферы от БПЛА необходимо корректно оценивать потенциальные угрозы для разных зон на территории объекта. Строить систему защиты нужно с учетом локализации этих зон, а также учитывать тот факт, что БПЛА могут удерживать курс полета даже при нарушениях навигационного поля и использовать оптическую систему наведения. А это не позволяет подавлять их при помощи системы РЭБ.

Евгений Золотарев, Делетрон

Общие принципы защиты верхней полусферы от БВС следующие:

  • внедрение контроля сверхмалых высот полета малоразмерных, малозаметных беспилотных систем на территории РФ;
  • внедрение государственной обязательной программы "свой-чужой" для БВС;
  • драконовские методы борьбы с нерегистрируемым оборотом БВС на уровне контроля огнестрельного оружия;
  • удобный механизм для законопослушных граждан на уровне информационной системы государственных услуг;
  • выделение частотного диапазона для развития БВС в законной плоскости;
  • нещадная борьба с нарушителями.

Если все эти меры не смогут отделить своих от чужих, вся борьба превратится в борьбу с ветряными мельницами.

Алексей Лагойко, КомплИТех

Мы выделяем три принципа защиты верхней полусферы от дронов.

Принцип № 1 – создание регламентов. Это внесение изменений в действующие инструкции сотрудников охраны (или ЧОП). На предприятиях существует регламент для каждого события. Когда охранник впервые видит зависший в воздухе дрон, он испытывает замешательство, так как привык реагировать исключительно на попытки кражи, незаконные проникновения на объект и т.п. Для службы охраны следует разработать и внедрить регламенты и инструкции, учитывающие новый вид угрозы.

Обычный персонал также является источником информации, поскольку может замечать подозрительные ситуации, включая летящие дроны. Для персонала необходимо установить правила, определяющие последовательность действий в случае обнаружения БВС. Люди должны четко знать, что делать, вместо того чтобы просто наблюдать и снимать на смартфон.

Принцип № 2 – ранее обнаружение цели. Это основа стратегии защиты верхней полусферы. Именно ранее обнаружение БВС обеспечивает достаточно времени для реагирования и принятия защитных мер. Неотъемлемым условием раннего обнаружения дрона является радиолокация. Радиочастотный пеленгатор может быть только дополнительным средством, в случае неуправляемых дронов он бесполезен.

Принцип № 3 – разумность. Хотя некоторые радарные комплексы гражданского назначения имеют заявленную дальность обнаружения 5–10 км, их эффективность зависит от окружающей среды. В городских условиях, где присутствуют высотные здания и другие конструкции, создается сложнейшая помеховая обстановка, снижающая дальность обнаружения до сотен метров.

Аналогично с системами противодействия. Одно дело включать всенаправленный подавитель частот на открытой местности, создавая защитный купол над предприятием. Другое дело – в городских условиях, где действуют базовые станции сотовой связи, автомобильные сигнализации, радиосвязь экстренных служб, а также сети Wi-Fi.

Итак, разумность заключается в правильном механизме и архитектуре построения системы защиты верхней полусферы. Этот тезис выводит нас на следующий уровень осмысления данной проблематики. По-настоящему эффективная система противодействия БВС должна основываться на коллективном подходе, а не на изолированной защите каждого объекта. Предприятия должны сотрудничать и строить эшелонированную систему защиты, учитывая взаимное влияние. Это необходимо, чтобы избежать негативных последствий, например, если дрон, подавленный средствами противодействия одного предприятия, упадет на территорию соседнего.

В идеале необходимо создать централизованного оператора или институт главного конструктора системы "антидрон" для гражданской инфраструктуры, привлечь в него правильных экспертов с практическим опытом. Этот оператор должен собирать и анализировать всю информацию о рынке, включая данные о технологиях, производителях и их дорожных картах. На основе этой информации разрабатывается национальная программа защиты гражданских объектов, которая включает в себя правильное построение системы "антидрон" и коллективное использование развернутых средств защиты. Институт главного конструктора, подобно департаменту архитектуры и градостроительства, который отвечает за регулирование и контроль застройки в пределах города, должен иметь прерогативу задавать тенденции в выборе технологий и отвечать за общую архитектуру системы защиты верхней полусферы гражданской инфраструктуры. Тогда будет порядок и понимание, что, где и как работает. В ряде случаев объектам не потребуется устанавливать систему защиты на своей территории, если они уже находятся "под куполом", попадая в радиус действия технических решений, развернутых поблизости. В дальнейшем также удастся избежать рисков при развитии собственных беспилотных летательных систем для перевозок, сельского хозяйства, геологии, геодезии и картографии, строительства и других секторов.

Игорь Лим, Cloud Networks

Чем больше модулей в системе, которые способны по различным физическим принципам распознать БВС, тем мощней система и больше вероятности того, что мы детектируем дрон и вовремя его подавим. Повторюсь, что основное правило – грамотный подход к моделированию атак и грамотное расположение модулей системы. Мое мнение: в корне неправильно на первый план ставить стоимость системы. Необходимо определить экономическую целесообразность: если финансовые потери из-за вывода из строя критического объекта инфраструктуры, его ремонта и ущерба из-за простоя выше, чем стоимость системы, она уже оправданна.

Важно еще понимать, что система "антидрон" – это не 100%-ная гарантия защиты. Это повышение уровня безопасности. Я бы сравнил ее с бронежилетом, который значительно повышает шансы человека выжить при стрельбе, но не гарантирует его полную сохранность.

All-over-IP 2024 12 – 13 ноября | живой старт  и встречи 14 ноября  – 6 декабря | онлайн

Как влияют скорость, высота полета и другие технические характеристики дрона на его обнаружение и подавление? Чему противостоять наиболее сложно?

Александр Путятин, Диагностика-М

На детекцию объекта с помощью систем обнаружения радиочастотных каналов управления эти параметры влияния не оказывают. А в радиолокационных системах – чем выше скорость и высота дрона, тем проще его обнаружить. В системах подавления, в свою очередь, есть много факторов, влияющих на их эффективность сильнее, чем высота и скорость цели. Например, невозможно подавить сигнал БПЛА, если он летит в автономном режиме в условиях радиомолчания.

Евгений Золотарев, Делетрон

Известные принципы выявления полета физических тел на линейных скоростях, заложенные в эффектах радиолокации, как раз сегодня и нарушаются возможностями полета БВС, это, например, зависание, остановка и спуск на неопределенное время, подъем с нелинейными скоростями, возможность имитации траектории полета птицы. Добавим эффект радиомолчания – и на выходе получим цель, незаметную для РЛС, молчуна для радиосканера, устройства, использующего рельеф местности, – такой идеальный нарушитель. Использование лидарного позиционирования или инерциального позиционирования превращает средство доставки боеприпаса в уникальное оружие для нападения. Всем этим возможностям БВС на сегодня противостоять по отдельности очень сложно, а при совместном анализе всех факторов противостоять становится дороже, но эффективней.

Алексей Лагойко, КомплИТех

Все характеристики дрона влияют на успешность процесса его обнаружения и подавления. и скорость, и высота полета, и габариты. Различные радары имеют разные скорости обнаружения и отслеживания цели. Для некоторых это одна секунда, для других – 6–8 секунд. Одни радары поворотные, другие нет.

Многое также зависит от особенностей окружающей местности, характера застройки, погодных условий, выбора точки размещения радара. Комплексы "антидрон" зачастую строят исключительно на базе тепловизоров с видеоаналитикой. Средняя дальность действия тепловизоров 2–5 км. Но если дрон летит прямолинейно, то для тепловизионной системы он долгое время остается черным пикселем и резко превращается в БВС метров за 500. А птицы?

Из технических характеристик дрона наиболее сложно противостоять сочетанию двух – высокой скорости движения и малым габаритам.
Тем не менее все факторы должны быть разумно проанализированы и создано решение с использованием разных принципов обнаружения и подавления, а также применен комплексный подход к реагированию (подавление дрона, эвакуация людей, разблокировка СКУД и т.д.).

Игорь Лим, Cloud Networks

Скорость является ключевым показателем. Исходя из опыта внедрения системы "антидрон" на пяти объектах критической инфраструктуры, могу сказать, что при тестировании модуль радиочастотного сканирования (РЧ) рисует рваный трек дрона, который летит на большой скорости, и системе сложнее его распознать. Если говорить о модуле радиолокационного сканирования (РЛС), то при большой скорости приближающегося объекта остается очень мало времени для принятия решения. То есть помимо времени на обнаружение нужно время на его распознавание (камера ловит объект, сравнивает с базой данных, проводит анализ и распознает, точно ли дрон летит).

В части высоты полета у системы существуют свои физические ограничения по распознаванию. В среднем это от 1 до 3 км. Если дрон летит на высоте 3 км, а затем резко снижается (и падает), он может попасть в какой-то из объектов – не точно, не нацеленно, но нанести ущерб. Высота полета в меньшей степени влияет на радиочастотное сканирование, а на РЛС – в большей. Объект, который летит на высоте 50–60 м, будет проще обнаружить, нежели объект, который летит близко к земле: во втором случае площадь радиоканала будет ýже.

И как я уже отметил, дроны опасны своей кастомностью, скоростью маневрирования и траекторией движения.

Существуют системы с искусственным интеллектом (ИИ), которые, помимо образа самого дрона, анализируют его поведение на базе тех "опросов", которые делает система (например, модуль РЛС работает следующим образом: посылает радиосигнал и по отражению смотрит на изменения его пространственного положения). Эта частота опроса ограничена скоростью вращения РЛС. Если говорить о модулях радиочастотного сканирования, то для них важна скорость работы самого процессора системы и аппаратного обеспечения в целом.

Как одну из важных технических характеристик хочу отметить также мощность приемопередатчиков, расположенных на пульте дрона. Система подавления должна быть как минимум в два раза мощнее приемопередатчика БВС, чтобы давить его сигнал. Если приемопередатчик резервируется с большой мощностью, то давить будет сложно.

Говоря о физической угрозе, то самые опасные – это БВС самолетного типа из-за высокой инерции и их "планирования" (свойство аэродинамики и модели дрона). За ними идут FPV-дроны из-за большой маневренности. Если система всенаправленная, мы подавим его. Если однонаправленная, то при маневре дрона она не сможет быстро навестись.

Почему важно интегрировать антидрон-систему в общую систему безопасности?

Александр Путятин, Диагностика-М

Интеграция в общую систему безопасности позволяет своевременно оповестить людей о приближающейся угрозе, минимизировать материальный ущерб объекту, а также значительно сократить время реагирования соответствующих служб для противодействия БПЛА и ликвидации последствий атаки.

Евгений Золотарев, Делетрон

Объективных причин для этого пока нет, есть только здравый смысл и экономика. главная причина здравого смысла – новая модель нарушителя БВС как еще одна модель угрозы в общей системе безопасности, и относиться к ней надо так же. Экономическая причина – сохранить одну точку входа информации и принятия решений для достижения максимального экономического эффекта при повышении общего уровня безопасности объекта.

Алексей Лагойко, КомплИТех

Если система "антидрон" функционирует в изолированном режиме и не связана с комплексной системой безопасности предприятия, как исключить человеческий фактор и обеспечить оперативный запуск всех процессов защиты при появлении угрозы со стороны верхней полусферы? Например, организацию эвакуации людей, разблокировку системы контроля и управления доступом (СКУД), отправку сигнала в экстренные службы, подъем защитных конструкций над ангаром, где хранится топливо, нефтепродукция или другие опасные вещества.

В современном мире система защиты верхней полусферы должна являться неотъемлемым элементом комплексной системы безопасности объекта под управлением единой программной платформы верхнего уровня, одним из источников сигнала тревоги, который запускает соответствующие процессы реагирования в автоматизированном режиме.

Игорь Лим, Cloud Networks

Если логика построения системы защиты подразумевает идентификацию приближения дрона, то имеет смысл как минимум интегрировать ее в общую промышленную сеть оповещения для спасения жизни людей. Есть шанс вывести персонал перед атакой с установок. То есть люди будут проинформированы об угрозе и вести себя согласно инструкциям (то есть действовать как при команде "воздушная тревога", чему, естественно, предварительно необходимо обучить всех сотрудников в соответствии с требованиями отдела безопасности).

Более того, персонал может принять решение об остановке определенной линии и таким образом локализовать удар – последствия его не будут распространяться, при этом также есть возможность сохранить всю производственную цепочку. В данном случае можно будет произвести точечный ремонт атакованного участка. Банальный пример: удар пришелся на рабочую линию и огонь распространился сильнее из-за того, что в трубах в тот момент была горючая среда.

Какие факторы будут влиять на развитие рынка антидрон-систем? Какие технические решения и изделия для мониторинга и защиты верхней полусферы будут наиболее востребованы в ближайшее время?

Александр Путятин, Диагностика-М

Технический прогресс, спрос, поставки комплектующих, партнерство – все это влияет на рынок технических средств защиты от БПЛА. Но при любом развитии событий самыми востребованными на рынке будут комплексные решения по обнаружению и подавлению БПЛА, использующие сразу несколько технологий, основанных на разных физических принципах.

Будущее за системами обнаружения дронов в режиме радиомолчания, системами оптического сопровождения и точного позиционирования угроз в пространстве и системами физического воздействия на БПЛА, интегрированными в единый комплекс. Кроме того, такой комплекс должен иметь гибкую конструкцию, дающую возможность оперативной доработки в соответствии с потребностями каждого конкретного объекта, также он должен легко интегрироваться в уже существующую на объекте систему безопасности.

Евгений Золотарев, Делетрон

Мой прогноз: 2024 год пройдет в поиске оптимальной системы верхнего уровня – на уровне государства. Далее все критерии для выбора технического решения должны зависеть от общегосударственной политики регулирования в области БВС. Только при таком развитии событий новый стандарт систем защиты верхней полусферы позволит объединить объектовый уровень в районный, районный в городской и так далее до федерального. Очень хочется, чтобы стандарт национальной платформы безопасности мог объединить все реализованные в РФ частные решения в одну действующую общую систему безопасности, оставаясь гибким и доступным инструментом для активной модернизации и развития систем безопасности.

Алексей Лагойко, КомплИТех

Следует провести аналогию с автомобильными сигнализациями и информационной безопасностью, где хакеры всегда опережают разработчиков технических средств защиты. Дроны взломали комплексную систему безопасности. Производители систем безопасности приняли вызов, и началась гонка технологий, в которой атакующая сторона непременно оказывается чуть впереди.

Основной фактор, который будет влиять на развитие рынка систем "антидрон", тесно связан с новыми технологиями, которые применяют производители дронов. В первую очередь это появление более серьезных алгоритмов искусственного интеллекта на борту БВС.

Игорь Лим, Cloud Networks

Антидрон-системы делают шаг вслед за развитием технологий дронов. Определенно в сфере технологий подавления все существующие модули (всенаправленные и направленные) будут двигаться в сторону увеличения мощностей. Нейтрализация потребляет достаточное количество мощности, и именно работу этих модулей необходимо оптимизировать. Я лично вижу развитие в сторону увеличения эффективности системы подавления и повышения ее энергоэффективности.

На мой взгляд, достаточно перспективная система распознавания – это в первую очередь радиочастотное сканирование. Системы, которые на данный момент используются, работают по радиосигналу. Сейчас начинают использовать дроны, которые ориентируются по своду неба – они работают не по радиосигналу, ими управляет не оператор, а искусственный интеллект, который анализирует свод неба и понимает, как выстраивать маршрут. Да, он менее точный: разброс составляет 10–30 м, в отличие от наведения по радиосигналу, где разброс составляет 1 м. Но здесь могут помочь только радиолокационные системы. Ключевое отличие системы РЛС от РЧ, помимо физических принципов, – потребляемая мощность: РЛС нужно в верхнюю полусферу отправить сигнал, который будет отражен и возвращен. Чем дальше мы посылаем сигнал, тем мощнее должна быть система.

Что касается технологий оптического детектирования, то мне нравится одно решение, которое главным параметром считает поведение воздушного объекта, а не его визуальный образ. ИИ анализирует летящий объект и сравнивает с базой данных. Такое распознавание дает возможность определить новые типы дронов, даже если они кастомные и в базе нет их образа. Модель поведения у всех дронов примерно одинаковая. Если мы берем дрон самолетного типа, то все они летят прямо с определенной скоростью, маневрируют по определенным законам физики; если мы берем FPV-дроны, то они тоже двигаются примерно с одинаковыми характеристиками. Здесь я вижу развитие в прогрессивном анализе поведения самого воздушного объекта.

Опубликовано в журнале "Системы безопасности" № 2/2024

Все статьи журнала "Системы безопасности"
доступны для скачивания в iMag >>

Изображение от vecstock на Freepik

SS_Security and Safety

Темы:Мнения экспертовАнтидронЗащита от БПЛАБеспилотникиЖурнал "Системы безопасности" №2/2024
Статьи по той же темеСтатьи по той же теме

Хотите участвовать?

Выберите вариант!

 

КАЛЕНДАРЬ МЕРОПРИЯТИЙ
ПОСЕТИТЬ МЕРОПРИЯТИЯ
ВЫСТУПИТЬ НА КОНФЕРЕНЦИЯХ
СТАТЬ РЕКЛАМОДАТЕЛЕМ
Комментарии

More...