Подписка
МЕНЮ
Подписка

Гуманитарные аспекты информационной безопасности в условиях гибридной войны

Владимир Балановский, 22/06/20

В статье рассматриваются проблемы, связанные с информационной безопасностью личности, общества и государства в условиях гибридной войны. Проанализированы исследования в данной области, указаны имеющиеся пробелы, а также обоснованы направления дополнительных действий в сфере информационной безопасности.

В эпоху глобализации, ослабления государственных границ и развития средств коммуникации важнейшим фактором стало изменение форм разрешения межгосударственных противоречий. В современных конфликтах все чаще акцент используемых методов борьбы смещается в сторону комплексного применения политических, экономических, информационных и других невоенных мер, реализуемых с опорой на военную силу. Это так называемые гибридные методы. Их назначением является достижение политических целей с минимальным вооруженным воздействием на противника, преимущественно за счет подрыва его военного и экономического потенциала, информационно-психологического давления и диверсионных методов.

Новые составляющие гибридной войны

Комментируя положения Стратегического прогноза Российской Федерации на период до 2035 г., секретарь Совета безопасности Российской Федерации Николай Патрушев отметил, что "в современном мире обеспечение безопасности государства и общества требует постоянной выработки многочисленных, нередко весьма сложных решений по вопросам организации обороны, военного строительства, функционирования оборонной промышленности, военно-технического сотрудничества, защиты конституционного строя… Сегодня, в условиях постоянно усложняющейся международной ситуации, принятие таких решений невозможно без комплексной экспертно-аналитической работы. Речь идет в первую очередь о подготовке прогнозов и сценариев на перспективу"1.

Когда новые концепции и способы ведения гибридных войн (ГВ) развиваются очень быстро, требуется пересмотр классических методов прогнозирования и планирования стратегий противодействия. Кроме силовой (акты незаконного вмешательства (АНВ), в том числе теракты), в структуре гибридных войн существуют информационная и экономическая составляющие. И, как показывает практика, соотношение между компонентами ГВ постепенно меняется в пользу несиловых, хотя от использования силовых пока не отказываются.

Гибридные угрозы

Характерной тенденцией, порожденной глобализацией и информационно-коммуникационной революцией, является наращивание невоенного спектра вызовов и угроз безопасности, часть из которых имеет принципиально новое качество и объединяется общим понятием "гибридные угрозы" (ГУ). В общем виде к комплексу ГУ, создаваемых противником, относятся: кибервойна, информационная война, асимметричные военно-силовые конфликты низкой интенсивности, целенаправленная организация АНВ, в том числе терактов, поддержка и стимулирование незаконной миграции, этнических и религиозных противоречий, экстремизма и сепаратизма, транснациональной организованной преступности для подрыва национальной безопасности государства.

Бывший первый заместитель министра обороны США Уильям Линн, который в свое время разработал нынешнюю политику кибербезопасности Министерства обороны США, сказал, что "…самое страшное – это инфраструктура страны… Хуже всего, если какая-то страна или какая-то группа решит атаковать критическую часть инфраструктуры страны через компьютеры; речь идет об энергосистеме, транспортной сети и финансовом секторе. Разумеется, это может привести к гибели людей и нанести громадный вред экономике. В этом случае можно, по существу, поставить под угрозу механизмы функционирования нашего общества"2.

Россия под прицелом

На Западе не скрывают, что новый мировой порядок, при гегемонии США, создается против России и за счет России. Главными направлениями ударов по России избраны как внутриполитическая сфера, провоцирование антиправительственных выступлений, так и внешняя сфера деятельности. Речь идет, прежде всего, о Сирии, Украине, Грузии и Кавказе в целом, Афганистане – через Среднюю Азию, в сторону Сибири и Поволжья, где компактно проживают российские мусульмане.

Современная война против России идет в гибридной форме с применением всего арсенала силовых и гуманитарных действий. При этом информационное измерение, превратившееся в феномен геополитического ранга, выступает в качестве интегрирующего фактора влияния на развитие событий в мире. В гибридной войне без его задействования эффект от использования силовых средств и разновидностей "мягкой силы" (дипломатия, кино, литература, искусство и т.п.), как правило, мало достижим. Сегодня главным средством виртуального воздействия все больше становится язык сети Интернет, формирующий виртуальную реальность в сочетании с цифровым многообразием. На этом фоне русофобия ГВ против России набирает обороты и принимает беспрецедентные формы, угрожающие существованию самой российской цивилизации3.

ГВ многомерна и интегрирует военные, информационные, экономические, политические, социокультурные и другие виды противоборства с использованием современных и высокотехнологичных средств (кибервойна и информационное противоборство) до комплексов АНВ и терактов, увязанных по единому замыслу и целям и направленных на разрушение государства. Кумулятивный эффект подрывных информационных технологий формирует реальную угрозу национальной безопасности российского государства. Стратегия ГВ будет и дальше все активнее использоваться как элемент "мягкой силы" против РФ. И нашей стране необходимо быть к этому готовой, разрабатывать и внедрять принципы противодействия ведению подобных действий, их парированию на ранних этапах, до возникновения угрозы перехода в "горячую" фазу.

В гибридном противоборстве нет ничего нового

Как и в сетецентрических войнах, реализующих требования по повышению ситуационной осведомленности на основе использования новых информационных технологий, системное изучение всего спектра конфликтов современности, включая "цветные революции", а также стратегии их сочетания с информационными войнами и технологиями управляемого хаоса позволяют эффективно противостоять гибридным угрозам в современном мире.

Традиционно угроза понимается как признак непосредственной опасности нанесения ущерба неточно определенного содержания или тяжести, возможности которой конкретно не установлены. ГУ – специфический комплекс внутренних и внешних угроз, которые целенаправленно ориентируются на уязвимые места государства и направлены на достижение определенных целей. Совокупность угроз положена в основу стратегий ГВ с целью дестабилизации государства и его перевода под внешнее управление. Синергический эффект от воздействия ГУ обеспечивается реализацией системы комплексных и взаимозависимых подготовительных и исполнительных мероприятий, связанных с координацией деятельности значительного количества участников, действующих в реальном масштабе времени на территории страны и за ее пределами. Успеху способствует использование факторов, обусловливающих высокую динамику развития обстановки и придания процессам необходимой направленности.

Мощные ускорители

Сокрушительную способность стратегии ГВ придает целенаправленная работа по прогнозированию и стратегическому планированию каждого из ее этапов.

Признаками ГВ стали психологический геноцид, терроризм, экономическая агрессия, киберпреступность, психотропная агрессия.

В современных условиях большое распространение получил мощный ускоритель ГВ – "цветная революция", реализуемая на основе использования технологии управляемого хаоса. Организация "цветной революции" предусматривает создание манипулируемой толпы, которая используется в качестве тарана для слома государственных структур, устройства государственного переворота с последующим переводом страны под внешнее управление. Технологии "цветной революции" позволяют придать мощный импульс ускорения процессам разрушения государства в ходе ГВ за счет искусственно создаваемой хаотизации обстановки в столице и крупных городах.

Реализация ГУ в рамках стратегии ГВ с использованием гуманитарной информационной составляющей становится ключевым элементом технологии управляемого хаоса в культурно-мировоззренческой сфере. Изучение тактики применения социально-политических технологий для ускоренной хаотизации ключевых сфер управления в политической, культурно-мировоззренческой и социально-экономической сферах – актуальная задача в условиях ГВ. Обработанные, проверенные и обобщенные сведения о развитии политических настроений и ситуации в обществе служат основой для анализа и принятия решений по воздействию на ситуацию.

Модель гибридной войны

Для анализа ситуации и выработки эффективных и оперативных мер противодействия ГВ необходимо иметь ее модель.

рис1

Последовательность разработки модели ГВ

На вход модели ГВ воздействуют различные факторы, связанные с выбранной стратегией, прогнозируемым сценарием развития обстановки и ситуациями, возникающими в рамках сценария. На выходе между различными уровнями управления модели реализуются задачи обмена информацией, контроля, управления и обратной связи.

Далее приведен алгоритм работы с моделью ГВ, осуществляемый нападающей стороной. Важнейшим системным компонентом модели, обеспечивающим сопоставление хода реализации стратегии ГВ с заданным ее уровнем и преобразование данных, полученных на входе, в соответствующие управляющие воздействия на выходе, является процессор. Он включает в себя четыре элемента:

  1. алгоритм;
  2. комплекс ГУ;
  3. базовые ресурсы;
  4. ускоритель или катализатор ГВ.

Основным и определяющим является алгоритм, в котором отражается последовательность оценки ситуаций, складывающихся в сферах, подвергающихся воздействию ГУ, определяется соответствие развития обстановки выбранному сценарию, происходит выработка, согласование и выполнение решений, обеспечивающих достижение целей и задач. Его важная функция – непрерывный мониторинг обстановки в административно-политической, финансово-экономической, информационной, кибернетической, военной (включая космос), культурно-мировоззренческой сферах и оценка влияния на обстановку принятых решений. Канал обратной связи позволяет влиять на динамику процессов и придавать им нужную направленность. В основу алгоритма закладываются достижения в сфере искусственного интеллекта. Базовые ресурсы отражают возможности модели с учетом человеческих, материальных, технических, финансовых, информационных и некоторых других резервов. Качество первых из них в общем случае характеризуется профессионализмом и компетентностью персонала.

Рассмотрение процесса анализа ситуации и выработки эффективных и оперативных мер противодействия гибридной войне предусматривает также построение модели, но с позиций России, не просто парирующей атаки и ликвидирующей их последствия. Нами должна быть предусмотрена разработка комплекса мер активного купирования деструктивных воздействий.

Внедрение искусственного интеллекта

Превращение ГВ в новый вид межгосударственного противостояния выдвигает в число первоочередных проблему использования современных инструментальных средств поддержки и принятия решений. Особое место в обеспечении стратегического доминирования принадлежит внедрению в теорию и практику достижений искусственного интеллекта, что позволяет обеспечить военное, экономическое, информационное и технологическое превосходство.

Внедрение новых технологий, основанных на моделировании и применении ИИ, необходимо для выработки эффективных стратегии и контрстратегии ГВ. Симбиоз современных научных знаний и подходов позволяет изучать, прогнозировать и планировать современные гибридные конфликты как нелинейные объекты, функционирующие в условиях высокой степени неопределенности. Это даст возможность получить адекватное представление о сложных, постоянно изменяющихся феноменах ГВ и ГУ и учитывать их в системе обеспечения безопасности РФ.

В настоящее время наша страна с точки зрения оценки эволюции парадигм обеспечения безопасности находится в стадии перехода от "автоматизированных штабов", осуществляющих автоматизацию рутинных операций по принятию решений для обеспечения безопасности в условиях ГВ, к "коллективному интеллекту", функционирующему на основании эффективной коммуникации специалистов. Эта работа базируется на положениях Национальной стратегии развития искусственного интеллекта на период до 2030 года, утвержденной Указом Президента РФ от 10 октября 2019 г. № 4904, и рассматривает ИИ как комплекс технологических решений, позволяющий имитировать когнитивные функции человека (включая самообучение и поиск решений без заранее заданного алгоритма) и получать при выполнении конкретных задач результаты, сопоставимые как минимум с результатами деятельности группы специалистов.

Комплекс технологических решений включает в себя:

  • информационно-коммуникационную инфраструктуру;
  • программное обеспечение (в том числе в котором используются методы машинного обучения);
  • процессы и сервисы обработки данных и поиска решений.

Использование методов ИИ позволяет объединить усилия специалистов в области безопасности и науки. Со стороны первых это имитационное моделирование и нелинейная оптимизация, со стороны других (в основном специалистов РАН) – искусственные нейросети и базы знаний. Ученые и специалисты по безопасности, каждые в своей области проводят: анализ, прогноз, распознавание, классификацию, планирование, выработку решений, выработку языка, идентификацию моделей. Применение процесса обучения на электронном полигоне с использованием ИИ (цифрового двойника и интеллектуального агента) в отличие от реальных условий позволяет значительно снизить затраты и "проигрывать" не только проектные, но и запроектные и гипотетические сценарии АНВ. Это дает возможность отрабатывать с использованием базы знаний решения на основании данных об обстановке и модели противодействия АНВ. Результатом является формирование системой подготовки принятия решений сценарного прогноза развития обстановки при ситуационном управлении процессом обеспечения безопасности объекта в условиях высокой неопределенности.

Средства ИИ для принятия решений

Уменьшить неопределенности при прогнозировании, оценке ресурсов, разработке стратегии и контрстратегии позволяют современные инструментальные средства поддержки принятия решений. Параллельно осуществляется совершенствование в области информационной безопасности:

  • повышение эргономичности и удобства;
  • сокращение времени реакции;
  • исключение человека как слабого звена из области обработки информации и направление его деятельности только в область принятия решений.

Архитектура системы подготовки принятия решений при управлении процессом обеспечения безопасности на основе ИИ в условиях ГВ высокой неопределенности предполагает:

  • формализацию знаний;
  • формирование прикладных моделей отдельных аспектов ГВ;
  • исследование ситуационной реакции обстановки на воздействия на электронном полигоне;
  • оперативную оценку ситуационных альтернатив воздействия на обстановку на основании базы знаний;
  • событийный прогноз развития обстановки во времени на основании базы знаний;
  • эксплуатацию прикладных моделей.

Система, имеющая такую структуру, позволяет проводить анализ, вырабатывать прогноз и предложения для принятия решений. При этом используются информационный поиск, интеллектуальный анализ данных, поиск знаний в базах данных, рассуждение на основе прецедентов, имитационное моделирование, эволюционные вычисления и генетические алгоритмы, нейронные сети, ситуационный анализ, когнитивное моделирование и др.

Единая многоагентная система

Создание ИИ, способного решать различные задачи, взаимодействовать и адаптироваться к изменяющимся условиям, находится на пересечении естественно-научной, технической и социально-гуманитарной сфер научного знания.

В теории ИИ решение задачи обеспечения безопасности сводится к созданию многоагентных систем, которые для решения сложной проблемы обеспечения безопасности используют системы, состоящие из множества взаимодействующих агентов. Считается, что один агент владеет всего лишь частичным представлением о глобальной проблеме, а значит он может решить лишь некоторую часть общей задачи. В связи с этим для решения сложной задачи необходимо создать некоторое множество агентов и организовать между ними эффективное взаимодействие, что позволит построить единую многоагентную систему.

"Как защитить компанию нефтегазового сектора от кибератак" читать >>>

В многоагентных системах безопасности весь спектр задач по определенным правилам распределяется между всеми агентами, каждый из которых считается членом организации или группы. Распределение заданий означает присвоение каждому агенту некоторой роли, сложность которой определяется исходя из возможностей агента.

Для организации процесса распределения задачи в многоагентных системах, предназначенных для работы в условиях ГВ, необходимо создать либо систему распределенного решения проблемы, либо децентрализованный ИИ. В первом варианте процесс декомпозиции глобальной задачи и обратный процесс композиции найденных решений происходит под управлением некоторого единого "центра". При этом многоагентная система проектируется строго сверху вниз на основании ролей, определенных для агентов, и результатов разбиения глобальной задачи на подзадачи. В случае использования децентрализованного ИИ распределение заданий будет происходить в процессе взаимодействия агентов и будет в большей степени спонтанным, что приведет к появлению резонансных, синергетических эффектов. При этом как одна из перспективных должна рассматриваться модель самообучающегося агента, использующего извлечение знаний и машинное обучение. Специфична задача обучения агентов коллективному поведению, ведь комплексирование задач подразумевает совместное использование знаний нескольких агентов.

Экспертная база знаний

Процессу формирования базы знаний сценариев развития обстановки при ГВ в условиях высокой неопределенности предшествует взаимная оценка компетенций экспертов и формирование экспертной базы знаний. Повышение уровня экспертной базы знаний достигается:

  • объективизацией оценки компетенций;
  • выявлением коалиций, конфликтов;
  • мониторингом динамики компетенций;
  • формированием проектных групп.

Это позволяет:

  • работать с противоречивыми знаниями о различных аспектах ГВ;
  • работать с неполной информацией;
  • учитывать компетенции экспертов;
  • исследовать влияние конкретного эксперта (или их группы) на конечный вывод.

Консенсус экспертов достигается:

  • оперативной декомпозицией альтернатив на элементарные оценки;
  • учетом соотношения компетенций экспертов и требуемых компетенций;
  • адаптивностью модели интеграции иерархических оценок;
  • мониторингом динамики оценок эксперта.

При формировании базы знаний сценариев развития обстановки при ГВ в условиях высокой неопределенности с использованием ИИ необходимо учитывать, что работы в области многоагентных систем, в особенности разработка приложений, требуют привлечения знаний и технологий из ряда областей, которые ранее были вне поля зрения специалистов по ИИ. Прежде всего это относится к параллельным вычислениям, технологии открытой распределенной обработки, обеспечения безопасности и мобильности агентов. Необходимы знания в области сетевых компьютерных технологий и, в частности, программирования в Интернете.

Переход на новый уровень информационной безопасности

Технология мультиагентных систем не является просто объединением различных результатов в области ИИ. Интеграция, приводящая к парадигме многоагентных систем, создает ряд принципиально новых свойств и возможностей информационных технологий, а соответственно представляет собой качественно новый, более высокий уровень ее развития. В этих условиях в результате применения методов ИИ формируется технология, которая позволяет:

  • осуществлять причинно-следственный анализ;
  • выявлять и устранять противоречия в информации;
  • управлять процессами добычи информации;
  • управлять процессами объективизации компетенции экспертов;
  • управлять процессами повышения квалификации экспертов;
  • управлять процессом (траекторией) работы с экспертом;
  • повышать доверие между экспертами.

Формирование предложений по обеспечению безопасности на основании анализа сценариев развития обстановки при ГВ в условиях высокой неопределенности предполагает:

  • создание комплексных моделей;
  • автоматическую идентификацию модели при дефиците данных;
  • выявление уязвимостей, угроз, рисков;
  • автоматический поиск противодействия;
  • оценку устойчивости решения;
  • прогноз динамики развития ситуации ГВ.

Исходя из вышерассмотренных положений, для обеспечения гуманитарной составляющей информационной безопасности объекта необходимо рассматривать его (в терминах искусственного интеллекта) как мультиагентную систему, для которой следует разработать механизмы защиты от АНВ, проводящихся внешними и внутренними нарушителями. При этом нужно исследовать класс так называемых мягких атак, использующих перехват сообщений, формирование и передачу дезинформации, а также осуществляющих иные действия, которые не имеют идентифицируемых признаков вторжения нарушителей. Результатом работы должна быть теоретическая модель безопасности, которая основана на зональной модели безопасности и модели сил безопасности.

Субъектно-объектная модель разграничения доступа

Основная идея предлагаемой субъектно-объектной модели разграничения доступа состоит в том, что в объект как информационную систему, кроме сущностей "субъект" и "объект", вводится логически самостоятельная сущность "силы безопасности", на которую, в соответствии с концепцией монитора безопасности обращений, возлагаются функции проверки легитимности доступа и (или) целостности транзакций пространственно распределенных в пределах региона субъектов и объектов. Таким образом, изначально гомогенную мультиагентную систему предлагается рассматривать как гетерогенную, в которой, кроме агентов-исполнителей, вводятся агенты, предназначенные исключительно для решения задач безопасности – идентификации и аутентификации, разграничения доступа, генерации и распределения ключей и анализа локации местоположения агентов. Для решения последней задачи поле деятельности объекта разбивается на несколько зон, для которых вводится зональная и межзональные процедуры безопасности. При этом важным является порядок взаимодействия агентов с силами безопасности своей зоны, а также формирование межзональной политики безопасности.

Такая система анализа АНВ с использованием ИИ в сфере гуманитарных аспектов информационной безопасности объекта позволяет:

  • производить объективизацию оценки обстановки на основе неполной и противоречивой информации;
  • выявлять основные векторы динамики системы на основе анализа системы взаимоотношений "нарушитель – силы безопасности";
  • прогнозировать развитие взаимоотношений "нарушитель – силы безопасности" в парах на основе анализа всей системы отношений;
  • выявлять возможности существенного изменения системы отношений "нарушитель – силы безопасности".

Информационная война и информационное противоборство

Внедрение системы анализа АНВ с использованием ИИ происходит на фоне существенных изменений самой формы ГВ, вызванной глобализацией информационного пространства, усилением информационных войн, которые стали главным фактором мировой политики. Важнейшими компонентами ГВ становятся информационная война и информационное противоборство. Их составные части – воздействие, анализ и противодействие.

Технологическая революция привела к появлению термина "информационная эра" из-за того, что информационные системы стали частью нашей жизни и изменили ее коренным образом. Технологии информационной эры сделали возможным прямое манипулирование информацией. В настоящее время объем и задачи информационного противоборства расширяются, создаются специализированные подразделения информационно-психологического противоборства, киберкомандования, способные координированно проводить информационные операции и целые компании (часто силами стран-сателлитов). Сущности информационных действий это не меняет, различия заключаются в используемых технологиях.

В постиндустриальную эпоху информационное противоборство дополнилось действиями в киберпространстве и применением специальных социальных технологий. В эпоху информационной революции распространение информационного противоборства стало настолько широким, что можно говорить о наступлении эпохи "постправды". Это существенно повышает роль информационного противоборства в структуре ГВ.

Информационная война представляет собой любое действие по использованию, разрушению, искажению информации и ее функций. Современные средства выполнения информационных функций сделали информацию уязвимой к прямому доступу и манипуляции с ней. Низкая степень осведомленности в области информационной безопасности значительно упрощает доступ к чувствительным данным. Это приводит к:

  • массовому нарушению бизнеса;
  • подменам личности;
  • манипуляциям личностью (беседа через Интернет с подведением к деструктивным действиям, АНВ и терактам);
  • влияние соцсети, оказание отрицательного воздействия на группу индивидуумов.

Кроме того, имеет место использование гуманитарного аспекта информационной безопасности. В связи с этим можно привести одно из самых цитируемых определений рассматриваемого понятия, которое принадлежит Е.Б. Белову и В.П. Лосю5, определяющих информационную безопасность как способность государства, общества, личности:

  • обеспечивать с определенной вероятностью достаточные и защищенные информационные ресурсы и информационные потоки для поддержания своей жизнедеятельности и жизнеспособности, устойчивого функционирования и развития;
  • противостоять информационным опасностям и угрозам, негативным информационным воздействиям на индивидуальное и общественное сознание и психику людей, а также на компьютерные сети и другие технические источники информации;
  • вырабатывать личностные и групповые навыки и умения безопасного поведения;
  • поддерживать постоянную готовность к адекватным мерам в информационном противоборстве, кем бы оно ни было навязано.

От угроз к противодействию

Решение задачи противодействия информационным угрозам находится в области социального управления, что в современных российских условиях недостаточно учитывается6. Традиционный подход инерционен, основывается на решении технических вопросов и при всей высочайшей технологичности в условиях ГВ малоэффективен, не учитывает человека как личность и как составную часть общества.

Противоборство в рамках ГВ становится возможным с использованием формирования реальных событий в виртуальном пространстве через влияние медиасредств, звонки из организаций, программы телевидения. При этом возможна как подмена источника, так и подмешивание ложной информации. Имеет место манипулирование информацией и ее атрибутами, формирование непредсказуемого прошлого, так как история большей частью не зафиксирована на бумаге и существует только в виртуальном пространстве. В ходе ГВ это широко используют и, применяя современные технологии, изменяют или создают информацию без предварительного получения фактов и их интерпретации. К появлению подобной уязвимости приводит концентрированное хранение информации, скорость доступа, повсеместная передача информации и возможности информационных систем автономно выполнять функции. Противодействие включает в себя защиту информации против подобных действий и использование собственных информационных функций обеспечения безопасности.

Фазы информационной атаки

В общем виде существуют три технических аспекта гуманитарной составляющей информационной безопасности применительно к ее технической реализации:

  1. прямые деструктивные действия (кражи, снижение репутации и т.д.);
  2. взаимодействие через интерфейс "человек – машина";
  3. манипулирование личностью.

Основным навыком личности в информационном пространстве должна быть осведомленность в области защиты информации. Вредно как полное игнорирование угроз в этой сфере, так и излишняя изоляция от достижений в области управления информацией.

Однако механизмы защиты могут уменьшить уязвимость, но не до нуля. Повышенное внимание к гуманитарной составляющей информационных угроз безопасности вызвано следующими особенностями информационного противоборства (ИП):

  • низкой стоимостью создания средств ИП;
  • крушением статуса традиционных государственных границ (трансграничность – проницаемость границ) при подготовке и проведении информационных операций;
  • изменением приоритетов в деятельности стратегической разведки, которые смещаются в область завоевания и удержания информационного превосходства;
  • усложнением проблем обнаружения начала информационной операции;
  • сложностью создания коалиции против агрессора, развязавшего информационную войну.

Ведение ИП в ходе подготовки и проведения ГВ (начатое еще в ходе холодной войны) предусматривает:

  • создание атмосферы бездуховности и безнравственности, негативного отношения к культурному наследию;
  • манипулирование общественным сознанием и политической ориентацией социальных групп населения с целью создания политической напряженности и хаоса;
  • дестабилизацию политических отношений между партиями, объединениями и движениями с целью провокации конфликтов, разжигания недоверия, подозрительности, обострения политической борьбы, провоцирования репрессий против оппозиции и даже гражданской войны;
  • снижение уровня информационного обеспечения органов власти и управления, инспирация ошибочных управленческих решений;
  • дезинформацию населения о работе государственных органов, подрыв их авторитета, дискредитация органов управления;
  • провоцирование социальных, политических, национальных и религиозных столкновений;
  • инициирование забастовок, массовых беспорядков и других акций экономического протеста;
  • затруднение принятия органами управления важных решений;
  • подрыв международного авторитета государства, его сотрудничества с другими странами;
  • нанесение ущерба жизненно важным интересам государства в политической, экономической, оборонной и других сферах.

При этом необходимо учитывать, что эффективная информационная атака начинается с латентной фазы – скрытого, разведывательного проникновения в информационное поле противника с целью исследования среды, апробации определенных идей и потенциального эффекта их применения, а также для создания и закрепления собственных информационных площадок для дальнейшей агрессии. Наиболее удачной формой камуфляжа являются события, изобретения, инновационные технологии, научные теории, философские системы и культурологические концепции. Нам необходимо знать, что именно с помощью таких безобидных форматов проще осуществлять проникновение в определенное информационное пространство России, не вызывая особых подозрений.

"Новый" внутренний фронт гибридной войны в России

Идеальный сценарий гибридной войны реализуется тогда, когда противоборствующие стороны представлены подмененными личностями. Очевидно, что использование особенностей информационного противоборства, "промывание мозгов", внедрение информационных и компьютерных технологий значительно упрощают внешнее, удаленное манипулирование практически любыми массами населения в режиме реального времени.

"Новым" внутренним фронтом гибридной войны в России, сформировавшимся за последние пять лет на фоне событий в Украине и Сирии, являются:

  • * противодействие миграционным угрозам (предусматривающим перемещение в РФ с формированием пятой колонны и террористических ячеек) со стороны исламских неправительственных, религиозно-политических и террористических организаций (на территории Украины активно действуют 37 таких организаций, 34 из них переместились туда из Крыма после его присоединения к России в 2014 г., оставив в Крыму "спящие" до поры до времени ячейки);
  • гибридная война в виртуальной сфере – Интернете (основном месте пребывания молодежи) и ее роль в формировании молодежи;
  • молодежь и ее роль в формировании пятой колонны, внутреннего фронта гибридной войны;
  • псевдоуправление молодежью.

Целостная система управления

Управление гуманитарным аспектом информационной безопасности в условиях ГВ предполагает целенаправленное воздействие, которое является одним из его важных признаков.

Существуют различные подходы к процессу управления. Так, представители классической школы управления (Ф. Тейлор, А. Файоль, М. Вебер, Э. Мэйо, М. Фоллет, В.А. Ядов7, А.Г. Здравомыслов8, С.С. Фролов9, Н.И. Лапин10, О.Н. Яницкий11) рассматривали управление как субъект-объектные отношения, как воздействие субъекта на объект, как поиск средств и методов повышения эффективности такого воздействия.

В последнее время теория управления вообще и применительно к обеспечению информационной безопасности, особенно в условиях ГВ, претерпевает изменения. Процесс управления рассматривается не как влияние и воздействие, а как взаимодействие между субъектами управления. Предполагается, что государственные органы управления в условиях ГВ должны более плотно взаимодействовать с населением. От построения эффективной системы взаимодействия государства с людьми во многом зависит эффективность работы по противодействию ГУ, поэтому следует учитывать особенности человеческих ресурсов (особенно молодежи12, наиболее плотно взаимодействующей с информационными ресурсами и технологиями) и их характерные черты.

Эффективный формат проекта "Системы безопасности"

В управлении человеческими ресурсами социальное превалирует над экономическим, так как при взаимодействии с человеком невозможно мыслить категориями рентабельности. Несмотря на популярность метода "ключевого показателя эффективности"13, нельзя с точностью спрогнозировать экономический эффект конкретного действия того или иного человека или сообщества, но может быть социальный эффект (развитие социального капитала, эффективно противодействующего ГУ).

Таким образом, управляя человеческими ресурсами в условиях ГВ, можно лишь мотивировать людей к созидательной деятельности на благо России. Для этого сам процесс управления гуманитарным аспектом информационной безопасности в условиях ГВ должен быть организован как целостная система. Система управления должна не только регулировать общественные процессы, исходя из специфики ГУ, и достигать цели управления, но и удовлетворять потребности и интересы людей, взаимодействуя с населением в процессе противодействия пятой колонне. Акцент с "команды и исполнения" при этом переносится на взаимодействие и сотрудничество.

Эффективные действия государства в эпоху гибридных войн

Все это демонстрирует, что гибридная война (и, в частности, ее гуманитарная информационная составляющая) в настоящее время оказывает такое влияние на физическую и общественную безопасность нашего государства, что требуется частичная, а может быть, и полная трансформация общественной безопасности в национальную.

Появление новых изощренных форм агрессии обусловливает необходимость заблаговременного создания механизмов нейтрализации негативного влияния внешних вмешательств и внутренних экстремистских действий за счет укрепления гражданского общества, консолидации союзников и партнеров, защиты национальных ценностей и национальных интересов как факторов внутренней мобилизации для противостояния "цветным революциям" и гибридным войнам. Особое внимание должно уделяться опережающим разработкам, нацеленным на адаптацию к военным нуждам некоторых современных информационных и гуманитарных технологий14.

Функция государства в данном случае заключается в поддержании баланса между безопасностью и экономическими интересами общества. Развитие общегражданских, социальных отношений в гуманитарной сфере позволит России перейти на эффективные формы правового регулирования отношений в области безопасности в эпоху гибридных войн, даст возможность сформировать новую законодательную базу и сформулировать новые принципы в области рационального обеспечения безопасности.

---------------------------------------

1 Патрушев Н.П. Безопасность России в современном мире // Российская газета, № 254 (8012).

2 Баррат Дж. Последнее изобретение человечества: Искусственный интеллект и конец эры Robosapiens / Джеймс Баррат. Пер. с англ. 2-е изд. М.: Альпина нон-фикшн, 2019. 396 с. (Серия Alpina Popular Science).

3 Кошкин Р.П. Искусственный интеллект и кибернетические угрозы национальной безопасности России в современных условиях //  Стратегические приоритеты. 2019. № 2 (22).

4 Указ Президента РФ от 10 октября 2019 г. № 490 "Национальная стратегия развития искусственного интеллекта на период до 2030 года".

5 Белов Е.Б., Лось В.П., Мещеряков Р.В., Шелупанов А.А. Основы информационной безопасности. М.: Горячая линия – Телеком, 2006.

6 Марков А.А. Актуальные вопросы информационной безопасности в постиндустриальном обществе: монография. СПб.: СПбГИЭУ, 2010.

7 Ядов В.А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности // Мир России. Социология. Этнология. 1995. Вып. № 3–4. Т. 4.

8 Здравомыслов А.Г. Социология конфликта. М., 1996.

9 Фролов С.С. Социология: Учебник. 3-е изд., доп. М.: Гардарики, 2000.

10 Лапин Н.И. Предмет и методология социологии // Социологические исследования. 2002. № 8.

11 Яницкий О.Н. История городской социологии в России: эволюция идей // Социологические исследования. 2016. № 8.

12 Юдашкина В.В. Управление молодежным сообществом. Вестник Нижегородского университета им. Н.И.Лобачевского. Серия: Социальные науки. 2017.

13 Ильенков Д.А. Управление по целям: преимущества и недостатки // Экономика и менеджмент инновационных технологий. 2015. № 2. http://ekonomika.snauka.ru /2015/02/7151.

14 Бартош А.А. Гибридная война – новый вызов национальной безопасности России. http://moip.viperson.ru/articles/gibridnaya-voyna-novyy-vyzov-natsionalnoy-bezopasnosti-rossii.

Владимир Балановский
Член комиссии РАН по техногенной безопасности, действующий член АПК и ВАНКБ, профессор Академии военных наук

Владимир Подъяконов
Научный сотрудник Научно-исследовательского отдела (военно-гуманитарных исследований) Военного университета МО РФ, к.и.н.

Александр Клянчин
Зам. директора ООО "Национальный аттестационный центр" ЗАО "Информзащита", член-корр. Академии проблем качества Росстандарта

Леонид Балановский
Руководитель направления ООО "Национальный аттестационный центр" ЗАО "Информзащита", член-корр. Академии проблем качества Росстандарта

Опубликовано в журнале "Системы безопасности" №3/2020

Темы:КибербезопасностьИнформационная безопасностьИскусственный интеллектЖурнал "Системы безопасности" №3/2020

Хотите сотрудничать?

Выберите вариант!

 

Получить консультацию
Печатное издание
Интернет-портал
Стать автором
Комментарии

More...