Подписка
МЕНЮ
Подписка

Онлайн-программа Форума "Технологии и безопасность 2024"  27 февраля. Управление данными современного цифрового предприятия 28 февраля. Защищенный удаленный доступ к ИТ-инфраструктуре 29 февраля. Защита периметра и верхней полусферы от атак БПЛА 1 марта. Кибербезопасность предприятия и защита от современных угроз  Изучайте программу мероприятий и участвуйте!

Трансформация модели нарушителя в условиях управляемого хаоса

Владимир Балановский, Владимир Подъяконов, Ирина Грекова, 19/12/22

В последние десятилетия ХХ века США и Евросоюз для активизации экспансии разработали концепцию "мягкой силы" и новую идею гражданского общества, которая обосновывала демократизацию только по западным стандартам. Ее проводниками должны стать неправительственные организации (НПО), создаваемые с помощью не местного "гражданского общества", а западных государственных доноров.

Конец XX века ознаменовался в СССР, а затем в РФ появлением общественных организаций с политическим контекстом и тесно связанных с Западом. Их активность охватывала все сферы социальной жизни, в том числе психическое здоровье1. "Гуманистические" задачи лежали в сфере психиатрического законодательства и контроля над системами психиатрического обслуживания, формирования медицинской западной политики в российской психиатрии. Эти организации до настоящего времени занимаются у нас конструированием социальных проблем под девизом "Основной проблемой в СССР, а затем в РФ является государственная политика в отношении психически больных, защита их прав, неспособность государства действовать без правозащитных организаций и жесткой проверки соответствия законодательства западным нормам"2.

Форум "Технологии и безопасность" |  месяц цифровых технологий и технологий безопасности

Под давлением Всемирной психиатрической ассоциации (ВПА) и под страхом введения экономических санкций в 1989 г. в СССР были приняты нормативные документы, а затем в РФ в 1992 г. ФЗ № 3185–1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании". Нашей психиатрии было поставлено условие не препятствовать инспекционной деятельности ВПА и объединений правозащитного направления.

Почему законодательство о психиатрической помощи должно быть пересмотрено

За 30 лет с момента принятия закона стало ясно, что социально-экономические условия и агрессивное деструктивное информационно-психологическое воздействие со стороны недружественных государств приводят к формированию в российском обществе критической массы лиц с девиантным (отклоняющимся) поведением. Анализ правовых, социальных и судебно-психиатрических аспектов этой проблемы показывает, что "демократические завоевания" Независимой психиатрической ассоциации и Московской Хельсинкской группы3, формировавших закон "О психиатрической помощи", должны быть кардинально пересмотрены. Это связано с тем, что основная цель Независимой психиатрической ассоциации – это "разгосударствление, демонополизация и децентрализация психиатрической службы".

Об этой "деятельности" можно судить по следующему факту: в 1997 г. президент ассоциации Ю.С. Савенко, выступавший в судебном процессе свидетелем со стороны истцов, заявлял, что связь между возникновением психических расстройств у людей и их вступлением в такие организации, как "Аум Синрике"4, отсутствует. Позднее на суде он вынужден был признать, что экспертные исследования проводились по заказу "Аум Синрике", которая оплачивала работу экспертов ассоциации. Несмотря на это, Московская Хельсинкская группа писала: "Независимая психиатрическая ассоциация постоянно показывает, насколько значимым не только для человеческого достоинства, но и для психического здоровья является соблюдение фундаментальных прав человека. Она придерживается строго научной и взвешенной гражданской позиции, деятельность организации получила признание как внутри страны, так и за ее пределами"5.

Это показывает, насколько законодательство и подзаконные акты в этой сфере "иноагентны" и политизированы. Поэтому они требуют изменения без оглядки на мнение "мировой общественности". Правозащитные объединения в этой области представляют собой иноагентов и ставят своей основной задачей формирование из них пятой колонны для создания управляемого хаоса6.

Психический компонент терроризма

Терроризм как явление существует на протяжении всей истории человечества, но в последние десятилетия качественно изменился за счет расширения арсенала средств и способов. В этой сфере активность проявляют общественные организации с иностранным финансированием, работающие с психиатрическими пациентами. В связи с этим изучение психических последствий терроризма, их предупреждение и преодоление становится одной из приоритетных задач обеспечения безопасности на современном этапе.

С точки зрения психиатрии террористы относятся к психопатам – асоциальным личностям без психических расстройств, но с аномалиями характера и поведения. Из-за сложности их социальной адаптации и коррекции это представляет особый интерес для сферы безопасности7. Аномалиями в форме личностного расстройства становятся "модели поведения в виде особенностей восприятия, существенно отклоняющихся от обычных". С возрастом происходят изменения нарушений поведения, от оппозиционного девиантного к антисоциальному, и расстройству личности. При психопатиях аномальными являются психический склад и личность в целом.

Психические последствия терроризма, ведущие к изменениям социального характера в стране, разделяются на изменения в личностной, эмоциональной, моральной сферах. Например, израильские ученые выделяют эмоциональный, когнитивный и поведенческий типы ответа на террористическую угрозу:

  • эмоциональный ответ включает страх, беспокойство, сочувствие и отчуждение;
  • когнитивный – ситуационную оценку и поиск решений, веру в удачу, оптимизм;
  • поведенческий – поиск информации, бдительность и/или привыкание.

Угроза теракта вызывает психические и поведенческие расстройства, проявление страха и подозрительности, приводит к появлению экстремистских движений, пытающихся самостоятельно "решить" проблемы, что формирует атмосферу хаоса. Понимая это, руководство РФ за последние 15 лет сформировало комплекс мер, направленный на предупреждение и локализацию рисков и угроз терроризма.

К анализу АНВ нужно привлекать психиатров

Особого внимания требует корректировка взглядов на "роль личности" в терроризме. В процессе построения моделей нарушителей и сценариев актов незаконного вмешательства (АНВ), к которым относятся и теракты, необходимо учитывать привлечение для их реализации психически больных, а поэтому использовать криминалистическую психологию. Условием эффективного противодействия когнитивным воздействиям является "решение социоэкономических проблем недовыявления тревожных расстройств, проблемы психогенно обусловленных декомпенсаций органического расстройства личности и факторов, участвующих в формировании гетероагрессивного поведения у лиц с расстройствами шизофренического спектра"8.

Анализ АНВ, включающих в себя теракты, должен производиться с участием психиатров на основе исследования и интеграции различных наук, что обусловлено взрывной динамикой роста АНВ на фоне СВО и возникновением их новых составов, технической, тактической и психологической подготовкой нарушителей, использованием достижений научно-технического прогресса в их деятельности, приобретающей организованный характер. Необходимость психолого-психиатрических исследований личности нарушителей определяется тем, что расстройства психической деятельности затрудняют их социализацию и способствуют совершению противоправных поступков. Влияние психических аномалий заключается в снятии контроля и реализации необдуманных действий. Человек с психическими аномалиями не только болен, но и социально деформирован с предпосылками для совершения преступления в конкретной ситуации. При этом на реализаторов АНВ осуществляется воздействие медпрепаратами наркотического действия, побочным эффектом которых является чрезмерная агрессивность, чем объясняется проявление крайней жестокости.

Как формируется ядро государственного терроризма

На примере Украины, можно четко увидеть роль лиц с психическими нарушениями в формировании уже не уличного, а государственного терроризма. Ядром здесь являются 30-летние, появившиеся на свет после расформирования в СССР психиатрических больниц в 1989–1990 гг. и выпуска из них 2 млн лиц с психическими заболеваниями. Статистика преступности в этот период резко росла: число зарегистрированных преступлений выросло на 27%. При этом если период перестройки в 1986–1988 гг. характеризовался снижением преступности, то с 1989 г. – интенсивным нарастанием преступности, прирост которой достиг рекордной отметки – 31,8%. Умышленные убийства и покушения возросли на 28%, а общее количество тяжких преступлений – на 42%. В 1991 г. было зарегистрировано более 3 млн преступлений, а особую озабоченность вызывал рост убийств.
По результатам судебно-психиатрических экспертиз, нервно-психические расстройства были у 70%, а среди убийц – более чем у 71%.

Это было время зарождения терактов на территории бывшего СССР в их современной форме и направленности. На этом фоне активно действовали наднациональные социально-психиатрические альянсы, собирающие бывших пациентов с нервно-психическими расстройствами. Для этой цели использовались религиозные секты. По данным социологов, около 2,5 млн россиян до сих пор состоят в 5 тыс. подобных организаций (Церковь Христа, Общество сознания Кришны, Церковь сайентологов и др.). Манипуляция сознанием в этих организация направлена на насильственное вовлечение в организацию, трансформацию личности с использованием модели социального научения террористическому поведению и психологических моделей "личностных дефектов". Эти модели базируются на том факте, что у террористов с психическими нарушениями присутствует патологическая потребность добиваться абсолютных конечных результатов. Они органично включаются в терроризм не потому, что стремятся к улучшению в политической и социальной сфере, а из-за искаженных психологических потребностей или дефектов личности.

Обработка людей с психическими заболеваниями в подобных организациях носит закрытый характер. Однако сам факт их финансирования из недружественных России стран не позволяет усомниться в истинной цели этой деятельности. 

Учет расстройств личности при разработке мер 

По мнению главного психиатра Минздрава России Зураба Кекелидзе, в настоящее время количество страдающих психическими расстройствами и стоящих на учете в РФ превышает 4 млн. Однако Научный центр психического здоровья при НИИ психиатрии Минздрава России определяет реальное положение, с учетом не стоящих на учете людей с психическими заболеваниями, в 21,68 млн, что составляет 14% населения России. Эти цифры показывают масштаб риска и угроз террористической направленности со стороны каждого седьмого из находящихся постоянно рядом с нами. Анализ демонстрирует, что при разработке мер антитеррористической безопасности необходимо учитывать в том числе и расстройства личности реализаторов терактов.

Поэтому необходимо тщательно исследовать роль и деятельность "общественных объединений в сфере психиатрии" в формировании терроризма в РФ.

Проблема носителей биологических агентов

Анализ деятельности десятков "исследовательских лабораторий" на территории Украины, финансируемых США, показал, что США в борьбе с РФ в качестве инструмента терроризма планируют использовать психически больных в качестве носителей биологических агентов9. Для их "пассивного" перемещения на территорию нашей страны и хаотичного перемещения по ней используются "вынужденные переселенцы". Близость этнотипов народов бывшего СССР значительно облегчает процесс переноса биоагентов и заражения.

Прослеживается четкая тенденция: возбудители инфекционных болезней, попадающие в зону интересов Пентагона, получают пандемическое распространение. Пандемия искусственно подпитывается биологическими средствами "узконаправленного действия", "вбросом" новых вариантов вируса в том или ином регионе. Производство новых модификаций коронавируса под маркой SARS-CoV-2 поставлено на поток Агентством США по международному развитию (USAID) и характеризуется:

  1. "cклейкой" генома SARS-CoV-2 длинным фрагментом РНК вируса СПИДа с помощью технологий генной инженерии;
  2. чрезвычайной изменчивостью SARS-CoV-2, новые штаммы которого фиксировались каждые 2–3 месяца, что нехарактерно для вирусов и коронавирусов в частности;
  3. очаговым характером распространения COVID-19, создающим непредсказуемость эпидемиологической картины заболевания.

В условиях СВО бойцы ВСУ в массе являются носителями опасных инфекций, "биологическими бомбами замедленного действия", их сдача в плен означает возникновение угрозы биологической войны.

Поэтому необходимо формирование санитарных кордонов10 для обнаружения инфраструктуры по скрытому применению биологического оружия, тщательное обследование перемещаемых лиц и последующее исключение свободного бесконтрольного их перемещения по территории РФ с учетом длительности инкубационных периодов комплекса сочетаний новых сконструированных генно-инженерных инфекций. Необходима срочная разработка мобильных комплексов оборудования для проведения в полевых условиях диагностики и определения наличия биоагентов. С учетом изменения модели нарушителя необходимо разработать комплексы для скрытного многофункционального анализа состояния людей в местах их массового пребывания и в потоках пассажиров объектов транспортной инфраструктуры.

1 Хоффман Б. Терроризм – взгляд изнутри. М.: Ультра. Культура, 2003. 264 с.

2 Там же.

3 Московская Хельсинкская группа – иноагент, в период внесения изменений в законодательство в данной сфере финансировавшийся зарубежными спонсорами, в том числе фондом "Открытое Общество" (фонд "Сороса") и "Национальным фондом демократии" (США).

4 Кондратьев Ф.В., Осколкова С.Н. Аналитический обзор "Медико-социальные последствия деструктивной деятельности тоталитарных сект". ГНЦ СиСП им. В.П. Сербского, 2000. Институт психотерапии и клинической психологии, Москва.

5 Приветственное слово Л.М. Алексеевой, председателя Московской Хельсинкской группы, участникам съезда Независимой психиатрической ассоциации России 15.11.2010 г.

6 Управляемый хаос – эволюционный процесс с чередой порядка и хаоса, переходом к хаосу (гибели структуры) и выходом из него (самоорганизации). С помощью технологий управляемого хаоса решается главная задача неоколониализма – осуществляется геополитическое переформатирование "неправильных" стран в сырьевой придаток Запада. Описан в работе И. Пригожина и И. Стенгерс "Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой" (1979).

7 Узденов Р.М. Проблемы определения понятия приготовления к преступлению и классификации его разновидностей // Пробелы в российском законодательстве (1577). 2014. № 3. С. 112–117.

8 Российский психиатрический журнал. 2022. № 2.

9 Биологический агент – это бактерия, вирус, простейший, паразит, грибок, химическое вещество или токсин, который может быть целенаправленно использован в качестве оружия в биотерроризме или биологической войне.

10 Согласно постановлению Правительства РФ "Об утверждении требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий)" применительно к местам массового пребывания людей и объектам (территориям) различной подведомственности они должны оборудоваться техническими средствами обнаружения токсичных химикатов, отравляющих веществ и патогенных биологических агентов.

Фото: freepik.com

Опубликовано в журнале "Системы безопасности" № 5/2022

Все статьи журнала "Системы безопасности"
доступны для скачивания в iMag >>

Обзор технических средств обнаружения и подавления дронов

Темы:Комплексная безопасностьЖурнал "Системы безопасности" №5/2022
Статьи по той же темеСтатьи по той же теме

Хотите участвовать?

Выберите вариант!

 

КАЛЕНДАРЬ МЕРОПРИЯТИЙ
ПОСЕТИТЬ МЕРОПРИЯТИЯ
ВЫСТУПИТЬ НА КОНФЕРЕНЦИЯХ
СТАТЬ РЕКЛАМОДАТЕЛЕМ
Комментарии

More...