Подписка

Видеонаблюдение как счастье

Игорь Олейник, 15/05/19

DSSL занимает 37-е место в международном рейтинге крупнейших производителей систем безопасности и 2-е место в рейтинге самых быстрорастущих компаний по версии престижного и авторитетного международного издания в области безопасности A&S Top Security 50 за 2018 г. Пятая часть розничных магазинов в России оснащена системами видеонаблюдения TRASSIR. Обо всех объектах, где используется оборудование компании, не знает даже генеральный директор Игорь Олейник. Зато основатель и руководитель компании знает, в каком направлении нужно развиваться, что в бизнесе главное и как сделать своих клиентов счастливыми. Об этом и многом другом он рассказывает в интервью. 

Еженедельная рассылка Secuteck Weekly:  новости, статьи, экспертиза. Подпишись!– Игорь, как была организована ваша компания?

– Видеонаблюдением я начал заниматься в 1996 г., еще будучи студентом Бауманки (машиностроительный факультет, М5, специализация "системы наведения"). После института работал в паре компаний, всё вокруг видеонаблюдения. Сначала был больше коммерсантом, потом появилось направление цифровых систем, и я стал заниматься разработкой и продажей собственных продуктов – домофонных панелей, переговорных устройств "клиент – кассир". Вдвоем с коллегой в 2002 г. решили свое дело организовать, так и появилась компания.

– Почему DSSL?

– Нам хотелось в названии отразить, во-первых, сферу деятельности – безопасность и, вовторых, что мы занимаемся разработками. Так возникло DSSL – Digital Security Systems Lab, или Лаборатория цифровых систем безопасности. Это аббревиатура.

– Каким составом вы начинали свое дело и до какой величины выросли сейчас?

– Вначале нас было 6–7 человек. Сейчас в компании 600 сотрудников, мы прирастаем на 100 человек в год. Задача управления коллективом – одна из самых трудных. Изобретать легко, а вот о руководстве этого не скажешь. Чем больше коллектив, больше клиентов, тем многочисленнее и разнообразнее становятся связи между сотрудниками и с внешним миром. Все должно становиться более системным, подчиняться определенным правилам. Как выстроить систему и при этом остаться гибкими? В этом сложность.

foto

Мы пытаемся использовать в управлении инновационные методики, такие как Agile, Scrum, стараемся фиксировать как действия сотрудников, так и отношения с клиентами. Ведь чтобы эффективно развивать разработки, нужно понимать, какая из них была успешной. Это значит, что операции разработки необходимо протоколировать, понимать, сколько было потрачено усилий, что могло быть сделано более результативно, и, самое главное, каким образом это улучшило продукт компании, принесло дополнительную прибыль и счастье клиентам. "Фиксируйте всё, даже если вы не знаете, зачем это вам. Когда-нибудь вы извлечете из этого пользу," – считаю, что это правильный подход. Действовать надо не наобум, а опираясь на какую-то базу.

Мы начинали с разработки программного обеспечения. Потом пришло понимание, что нужно дополнять его железом. Сначала это были устройства, которые конвертировали аналоговое видео в цифровое: платы видеозахвата и устройства для конвертации видео и передачи его через сеть. Потом – сами сервера, на которых осуществляется запись, отображение, обработка информации. А сейчас мы занимаем 3-е место в России по поставкам видеокамер собственных торговых марок TRASSIR и ActiveCam, пропустив вперед только Hikvision и Dahua.

Мы лидеры в поставке решений по видеозаписи, являемся оператором облачного хранения, производителем VMS (Video Management System) – программного обеспечения для систем безопасности и видеонаблюдения. Плюс занимаемся видеоаналитикой.

Таким образом, сегодня мы говорим об экосистеме из пяти компонентов:

  • профессиональное программное обеспечение; l видеокамеры;
  • видеорегистраторы;
  • облачный сервис;
  • видеоаналитика.

DSSL – это также крупнейший в России торговый дом со специализацией по видеонаблюдению. Реализуем продукцию других торговых марок, аксессуары, комплектующие. И постоянно расширяем ассортимент.

– В чем, по-вашему, счастье клиента?

– У разных клиентов счастье выражается поразному. Например, у нашего партнера, занимающегося установкой и монтажом оборудования и даже перепродажей, это отсутствие проблем в продукте. Поставил и забыл – в этом счастье. Счастье конечного потребителя – когда продукт решает его бизнес-задачу. Такие клиенты покупают не видеонаблюдение, а решение своих задач. Например, для ритейла мы делаем разработки, которые помогают компаниям быть экономически эффективными, управлять лояльностью, привлекать и удерживать потребителя. В этом их счастье.

– Перечислите знаковые компании, с которыми вы сотрудничаете.

– В первую очередь это весь топ российского ритейла. Более 20% магазинов в стране оборудовано нашими системами видеонаблюдения. Другая наша сильная специализация – банки. В свое время мы сделали видеосистему для охраны банкоматов, на десятках тысяч из них установлена наша система. У нас не со всеми компаниями есть соглашение о раскрытии информации, поэтому я лучше не буду их называть. В России установлены сотни тысяч систем видеонаблюдения нашего производства. И так как помимо прямых продаж мы используем партнерские каналы, то часто только косвенным образом можем узнать, где установлено наше оборудование.

– Легко ли быть в тренде, успевать за всеми тенденциями?

– Зачастую мы сталкиваемся с другой проблемой: чтобы в тренде были наши потребители. Мы считаем некоторые вещи передовыми, задача – убедить в этом клиента. Взять те же нейротехнологии, про них много говорят, у потребителей бытует космическое представление о возможностях. Но процент проникновения, реальное потребление этих технологий невысоко.

Уровень кастомизации у нас довольно высок: мы создаем такую структуру продукта, что можем легко добавлять или убирать какой-то определенный функционал по необходимости для клиента. Хотя всему есть предел. Большая фиолетовая кнопка посередине экрана – это не то, что нужно всем потребителям. Это частная потребность, и если остальным она не улучшает или даже портит жизнь, то мы не будем брать такую задачу в разработку

– Вы входите в тройку ведущих компаний в своем секторе. На какое именно место вы себя ставите?

– Я бы поостерегся делать такие заявления. Смотреть нужно, наверное, по секторам. К примеру, ITV очень силен в государственных закупках, мы же хорошо удовлетворяем запросы коммерческих структур. И я действительно этим горжусь, потому что здесь нужна реальная польза, решение бизнес-задач. Мы стараемся выслушать клиента, сопоставить возможности существующей продукции с потенциалом его развития и, если это коррелирует, говорим: "Да, мы с удовольствием выполним эту задачу". Иногда мы идем на кардинальное изменение продукта, если видим в этом тренд и понимаем, что продукт улучшится для всех пользователей.

В отличие от китайских компаний, работающих на нашем рынке, мы можем быстро кастомизировать решение под заказчика, организовать его техническую поддержку и сопровождение. В этом наша сила.

По итогам 2017 г. с оборотом 43,8 млн долларов мы заняли 37-е место в мировом рейтинге 2018 A&S Top Security 50. Здесь учитывались продажи только продуктов собственного производства. Вместе с реализацией товаров других брендов объем продаж в 2017 г. был на уровне 70 млн долларов. 2018 год был для нас не очень хорошим. Если ранее, в 2016 и 2017 гг., выручка прирастала на 40 и 30% соответственно, то в 2018 г. она увеличилась только на 8%.

foto2

– Расскажите о бизнесе за рубежом

– Мы начали развивать это направление с бывших союзных республик. У нас есть офис в Алма-Ате (где, кстати, я родился) и в Киеве. Работать с Казахстаном легко, между нашими странами существуют такие договоренности, что даже сложно назвать этот офис зарубежным.

Бизнес на Украине по политическим мотивам пришлось локализовать, он существует и даже растет, но есть барьеры, выстроенные националистически настроенными людьми. Первый год у нас работают два офиса в Китае: один в г. Цзинань на севере, другой в г. Шэньчжэнь на юге.

Я хотел вести бизнес в Европе, но там очень много барьеров. В Германии, например, количество прямых и косвенных налогов измеряется сотнями, есть даже налог на развитие восточных территорий, его платит каждый западный немец. В каждой стране Европы свое законодательство, свой менталитет, некоторые из них шовинистически настроены против России. Все это вызывает определенные сложности. У нас есть хорошие европейские клиенты, это прибыльное направление, однако открывать там подразделения мы не стали.

Смотрели и на Америку – очень конкурентный рынок, высок уровень монополизации, спорное отношение к российским продуктам, нужно организовывать локальные разработки и поддержку.

И, наконец, Китай. Рынок видеонаблюдения огромен – 12 млрд долларов как минимум, в 40 раз больше российского. Даже при том, что 60–70% этого рынка монополизированы Hikvision и Dahua, возможности широки. Планируем развиваться по той же модели, что и в России, через территориальные представительства.

– Какие проекты вы сейчас развиваете, куда идет основная энергия?

– Как я уже говорил, компания растет, и нам нужна внутренняя перестройка. Реализовать это, вернуться к прежним показателям роста – один из основных вызовов на этот год. Очень серьезный проект – развитие бизнеса в Китае. У нас пропасть в менталитете, страна неоднородна, поэтому мы и открыли сразу два офиса – на севере и на юге. Основная часть сотрудников – местное население, к ним больше доверия, им легче продавать.

Развиваем облачный сервис – это направление, на мой взгляд, очень перспективное, хотя и занимает сейчас в структуре продаж небольшой сегмент.

И, наконец, нейронная аналитика – это тоже определенный вызов. Мы ставим на этот год задачу сделать видеоаналитику доступной. Можно разработать модную программу, которая будет работать на мощном компе, но будет дорога для клиента. Это не наша цель. Мы хотим "вложить" нейроаналитику в недорогую камеру. И такие камеры мы уже демонстрировали на выставке, во второй половине года они пойдут в массовое производство.

На разработку доступной видеоаналитики нужно потратить множество человеко-часов. У нас, например, в прошлом году появились новые специалисты – дата-майнеры – это аналитики, которые подготавливают данные для обучения нейросетей. И среди них уже идет деление на уровни: одни просто размечают данные с помощью программного обеспечения, другие автоматизируют разметку данных.

– Вы любите вызовы?

– Да, без этого неинтересно.

– Как вы себя можете идентифицировать одним словом?

– Я инженер.

Беседовала Марина Бойко

Опубликовано в журнале "Системы безопасности" №2, 2019

Темы:ИнтервьюВидеонаблюдениеИгорь Олейник
Комментарии

More...