Подписка

Закон о персональных данных тормозит развитие e-сommerce в России

Михаил Яценко, 21/01/20

В изменяющемся мире торговля одной из первых сталкивается с новыми вызовами и требованиями. Грядет эра, когда главенствующую роль займут технологии Big Data, искусственный интеллект, роботизация, автоматизация и др. Как адаптируется к новым вызовам ритейл? Что помогает и что тормозит отрасль на этом пути?

Электронная коммерция (е-сommerce) является одним из признаков современного мира. В прошлом году российский рынок электронной коммерции составил порядка 590 млн заказов. Около 60% из них наши сограждане делали за границей и 40% – в отечественных интернет-магазинах. Получается, что при населении в 146 млн человек на каждого жителя страны приходиться в среднем четыре заказа е-сommerce. Для сравнения: на Украине этот показатель чуть больше четырех, в Китае – 25, Японии – около 30. Передовики электронной коммерции – Южная Корея, США, Великобритания, где приходится около 100 покупок на человека.

То есть сегодня отечественный рынок e-commerce – это больше разговоров, чем он есть на самом деле. В сравнении: российский рынок электронной торговли примерно равен совокупному обороту сети магазинов "Магнит", а ведь это только небольшая часть традиционного ритейла. Так что нам есть куда расти. Рынок перспективный.

рис1

Беда в том, что перспективным он остается уже долгое время и недостаточно интенсивно развивается. Мы ведем статистику дистанционной торговли с конца 90-х гг., когда еще не было электронной коммерции, товары выписывались по каталогам и доставлялись почтой. Так вот, в то время дистанционная торговля оценивалась в 2% от всех розничных продаж. С тех пор мы выросли всего вдвое, только 4% товаров в России приобретается дистанционно. И это при значительном росте и достаточно высоком уровне развития электронных сетей – по покрытию Интернетом и количеству пользователей мы чуть ли не мировые лидеры.

Рассмотрим причины такой ситуации в электронной торговле.

Зарегулированность отрасли

Я считаю гениальным указ президента Бориса Ельцина "О свободе торговли", который был подписан 29 января 1992 г. Он поместился на половине странички формата А4. Этот документ легализовал предпринимательство и всколыхнул активность населения. Суть его была в том, что торговать было разрешено всем и везде за исключением узкого круга товаров, таких как  оружие, наркотики и пр. И страна сразу стала производить и продавать. Начал расцветать малый и средний бизнес.

Затем этот указ стал обрастать различными правилами и законами, которые на сегодняшний день свели на нет его достижения.

Приведу такой пример. Я родом из Минеральных Вод и сам раньше занимался предпринимательством. Налоговая инспекция в нашем городке тогда состояла из четырех человек, которые размещались в одном маленьком кабинете. При этом в городе работало несколько десятков заводов и практически в каждом дворе что-то производилось. Сейчас осталось два завода, число предпринимателей значительно сократилось, при этом налоговая инспекция занимает здание в три этажа.

Малое и среднее предпринимательство – основа экономики, а у нас оно не развивается из-за регламентационных надстроек.

Несовершенство закона о персональных данных

Наша ассоциация была единственной некоммерческой организацией, которая курировала разработку закона "О персональных данных". Нам удалось "протолкнуть" некоторые умные вещи, и, к счастью, закон получился лучше, чем можно было ожидать. Ситуация была очень сложной, у законотворцев было слабое понимание предмета регулирования, но взятые страной обязательства требовали принятия такого закона. Мы даже были вынуждены привлечь еврокоммисара, который встречался с депутатами, председателями комитетов и разъяснял, в чем суть. Например, предлагалось создать единую базу персональных данных всех жителей России, и во многом благодаря участию Русской православной церкви удалось избежать этого реестра.

Мы часто слышим про европейское законодательство, про необходимость ужесточения российского законодательства о персональных данных по образу и подобию ЕС, но, к сожалению, у нас в стране крайне мало людей, которые вникли в суть европейского законодательства. Так в чем же секрет, почему у них это работает и не мешает сохранять баланс интересов потребителя, бизнеса и государства, а у нас за 15 лет так и не сформировалось начальное понимание?

Есть несколько категорий персональных данных: основные, специальные, биометрические. В этой классификации мы схожи с европейскими странами. А в остальном расходимся. Конкретнее – в режимах, при которых разрешается обработка персональных данных той или иной категории.

В Европе их два: opt-in и opt-out, а у нас только один. То, что мы у себя называем персональными данными, у них делится на личные данные, обработка которых разрешается в режиме отсутствия возражения (opt-out), и персональные – чувствительные данные, характеризующие человека, обработка которых в привязке к личным возможна только при наличии согласия (opt-in); в этой части наше законодательство похоже на европейское. ФИО, дата рождения, адрес места жительства и другие данные, которые позволяют идентифицировать человека, но никак его не характеризуют, – это открытая информация, и она позволяет людям и бизнесу общаться и коммуницировать. Возьмем опыт Германии, где закон о персональных данных работает с 1970 г., механизм отлажен и есть чему поучиться. Например, я немецкий предприниматель и выпустил какие-то запчасти или сувениры для мерседесов. Как мне их продать, где найти покупателей? Самый простой путь – обратиться в местную полицию, где мне легально продадут базу владельцев мерседесов. Но! В этой базе не будет указано, какого года выпуска машина, какой у нее цвет, имеются ли царапины и пр. Это уже дополнительные характеристики, которые могут как-то навредить человеку, его личной жизни. Благодаря такому подходу расходы на маркетинг в Европе гораздо ниже, чем у нас.

"Арендатор и арендодатель в ТРЦ. Как построить взаимодействие для максимального уровня безопасности клиента" читать >>>

Чтобы сохранить шаткий баланс между интересами бизнеса и потребителя, существует уравновешивающий механизм – Robinson’s List (в разных странах он называется по-разному). Это некий список, в который граждане, которые не желают получать никаких рекламных предложений, вносят свои данные. Где-то это услуга платная, где-то бесплатная, тем не менее это легальный механизм, он существует. Людей в таких национальных списках обычно немного, потому что чаще всего отписываются от получения рекламы лишь некоторых компаний и практически никто не хочет быть отшельником, ведь хорошо настроенная реклама – это дополнительное благо, которое позволяет узнавать нам о новинках, выгодных предложениях и т.п.

Но компании, прежде чем обратиться к потенциальному потребителю, должны свериться с национальным стоп-листом (Robinson’s List) и вычистить свою базу для рассылки от людей, не желающих получать рекламу. Очевидно, что сделать это может только легальный оператор персональных данных, а значит подобный механизм является стимулирующим работать в правовом поле. Если этого не сделать, то накладываются большие штрафы, о которых нам часто рассказывают, восхищаясь европейским опытом, а в некоторых странах даже предусмотрена уголовная ответственность. Не имея такого механизма, российские законодатели постоянно хотят ужесточить ответственность за нарушение законодательства о персональных данных, не учитывая последствия. Разумнее вначале внедрить в стране подобный Robinson’s List механизм.

У нас в тонкостях не стали разбираться, просто запретили обработку всех персональных данных без согласия субъекта, без уравновешивающих интересы механизмов, без четкого понимания, кого защищаем и от чего.

Потребитель уже давно понял, что персональные данные – это валюта, на которую он покупает дополнительный сервис, получает специальные цены и т.п.

В итоге мы получили интересную ситуацию: потребителям это закон не нужен, бизнесу он мешает внедрять новые технологии, а государству – проводить цифровую трансформацию.

Китайский KPI за цифровизацию

Цифровая трансформация китайской экономики стала ведущей в мире. В торговле успех был обусловлен четырьмя простыми шагами:

  1. Бизнес страны обязали иметь цифровую карточку своих товаров.
  2. Местные маркетплейсы обязали размещать на своих цифровых платформах товары местных производителей. Правительство компенсирует затраты на размещение карточек товаров в сети.
  3. Предпринимателям доступны простые льготные кредиты, которые можно получить одним кликом. Государство, использующее технологию Big Data, минимизирует свои риски и четко понимает, кому дает деньги, с понятным результатом для всех.
  4. Кроме того, у китайских чиновников есть понятный и прозрачный KPI, отражающийся в сети Интернет и доступный всему населению страны, который зависит от количества продаваемых через электронные площадки товаров. В результате не предприниматель бегает за чиновником, а чиновник за предпринимателем, пытаясь всячески ему помочь.

Одна из причин высоких процентов по кредитам для предпринимателей в наших банках основывается именно на этом: у финансовых учреждений нет возможности легального получения информации о состоянии бизнеса, поэтому они взвешивают риски и выдают кредиты под баснословные проценты.

Трансформация e-commerce

Модель розничной торговли, в том числе и электронной коммерции, во всем мире трансформируется в шеринг-экономику. Мы постепенно привыкаем к мысли, что проще взять товар в аренду, чем обладать им. А молодое поколение с удовольствием и без страха пользуется этой моделью.

рис2

Самый распространенный тип аренды, конечно, каршеринг. Но есть и другие примеры. Компания Miele уже не только продает стиральные машины, но и активно сдает их в аренду. Пользователь платит ежемесячный взнос, а если машина становится ненужной или модель устаревает, возвращает ее обратно и берет ту, что лучше отвечает его запросам. Один из американских производителей даже сдает в аренду за семь долларов в месяц джинсы, а поношенные потом либо утилизируются, либо продаются как винтажные (которые, кстати, стоят даже дороже, чем новые).

Прогресс неизбежен

Безусловно, электронная коммерция в России будет развиваться по общемировому сценарию, эту потребность диктует общество. И рано или поздно нам придется принять мировые правила игры, иначе мы останемся на обочине и будем смотреть, как весь мир уходит далеко вперед.

Общество становится более открытым, иначе не объяснить бешеную популярность социальных сетей. К сожалению, российское законодательство сильно отстаeт от современности и является серьезным препятствием на пути развития новых технологий и новой экономики.

Все знают расхожее выражение "Реклама – двигатель торговли", но большинство не склонно задумываться над тем, что реклама в цифровом мире, который наступает нам на пятки, – это возможности и навыки работы с большими информационными массивами, искусственный интеллект, автоматизация и многое другое, но все в итоге сводится к коммуникациям. Именно поэтому не следует стоять на пути локомотива прогресса, надо быстро реагировать на вызовы и трансформировать свое законодательсво под общие запросы общества.

Пришло время по-новому взглянуть на привычные вещи и, засучив рукава, приниматься за изменения.

Опубликовано в журнале "Системы безопасности" №6/2019

Темы:Защита персональных данныхРитейлЖурнал "Системы безопасности" №6/2019e-сommerce

Хотите сотрудничать?

Выберите вариант!

 

Печатное издание
Интернет-портал
Стать автором
Комментарии

More...